Спасая тонущих в Средиземном море, моряки губят себя

Спасая тонущих в Средиземном море, моряки губят себя

Мигранты, спасенные экипажем контейнеровоза MARINA (IMO 9252864, флаг Антигу а Барбуда) переключили свою агрессию на членов экипажа и ситуация на борту уже накаленная – закончились продукты и вода, работать морякам в таких условиях невозможно.

Судно с 79 спасенными мигрантами не принимает ни один порт, нив одной стране, куда уже обращались. В заходе отказали мальтийские и итальянские власти.

Нелегалы сначала устраивали поножовщину между собой, а потом начали угрожать и членам экипажа.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: СПАСЕННЫЕ НАШИМИ МОРЯКАМИ МИГРАНТЫ СТАЛИ АГРЕССИВНЫМИ: СИТУАЦИЯ — КРИТИЧЕСКАЯ

Напомним, что из трех судов, которые 4 мая находились в районе крушения плавсредства с мигрантами, на свой борт большинство утопающих принял только контейнеровоз MARINA. Среди спасенных — жители Бангладеш, Марокко, Чада, Ливии, Судана. Повезло танкеру PYXIS EPSILON, который сопроводил судно с мигрантами до итальянских территориальных вод и все — без других обязательств. Третье судно вообще не было задействовано в спасательной операции.

На контейнеровозе MARINA – 14 членов экипажа, среди которых есть граждане Украины.

А далее об этой локальной ситуации, которая отображает глобальную проблему, пишут эксперты:

«Спасти жизнь на море — это закон. Белые, чёрные, красные, жёлтые — не зависит от религии и прочего. Спасают всех. Бесплатно. Железную коробку и груз, да, спасают за деньги, предварительно перед спасением оформив договор. Но людей — бесплатно. Суда изменяют курс и идут в район, где терпит бедствие другое судно. Может идти и пару суток, и больше, такое бывает тоже.

Но ситуация с беженцами, аки «несчастными мигрантами» в Средиземном море полностью перевернула мировоззрение капитанов. Теперь на любом судне, идущем в Средиземном море, ОЧЕНЬ бдительно несут вахту. И если на дисплее радара показалась небольшая засечка по курсу судна, тут же меняется курс, чтобы обойти эту анонимную засечку по большой дуге, ибо велика вероятность, что засечка эта — та самая лодка с мигрантами. И тогда их придётся спасать. Именно — ПРИДЁТСЯ. Потому, что рядом будет шнырять катер с евроактивистами за миграцию, да и за «не спасение» можно очень сильно нахлобучиться, вплоть до уголовки. А если спасли, то придётся менять курс, и вместо порта назначения чапать до ближайших берегов Италии для сдачи мигрантов. И с этой самой сдачей можно зависнуть на неопределённый срок, со срывами всех контрактов и прочего.

Евроактивисты поняв, что их тактика — вывод лодок с мигрантами под штевни проходящих судов уже особо не работает, применили другой способ. Теперь суда отслеживаются через сетевые ресурсы, слежение в реальном времени. И, когда судно находится рядом, следует звонок в MRCC (Maritime Rescue Co-ordination Centres, Морской Спасательный координационный центр), и сообщают, что в точке с такими то координатами, гибнут-вянут-пропадают лучшие люди Африки, и надо бы устроить операцию SAR (поиск-и-спасение). А MRCC просто обязан отреагировать на такое сообщение. И реагирует, глянув на свои дисплеи, определив, кто там рядом, и даёт команду капитанам этих судов выдвигаться на спасение. Вот так и влипла MARINA в историю…»

И, как оказалось в истории с MARINA, ситуация на самом деле тяжелая только для экипажа, а никак не для бедствующих мигрантов – 14 моряков против 79 уже агрессивных беженцев…

MARINA – это обычный контейнеровоз, со своим штатным расписанием; на нём нет лишних кают для размещения всех нуждающихся во спасении; нет лишних одеял, одежды; даже запасы провизии здесь не рассчитаны на такое количество людей.

А вот если, скажем, они бы спасли действительно моряков или пассажиров с реально терпящего бедствие судна, то точно также бы не было ни кают, ни одежды, ни провизии. Но отношение было бы совсем другое, уж вывернулись бы как-нибудь. Даже власти Италии отнеслись бы совсем по-другому к спасённым.

А что имеем сегодня — сорван рейс, сорван контракт.

Комментируют эту ситуацию так:

«Вы же не думаете, что грузополучатель, сочувственно шмыгнёт носом, узнав о том, что его груз болтается где-то в районе Лампедузы, потому что неким товарищам захотелось посмотреть на Европу. Шмыгнёт носом оператор парохода, получив неустоечку. Похоже, экипаж ещё и получит 14 суток карантина».

Что происходит а борту MARINA?

На 7 мая на борту не осталось ничего – ни еды, ни воды. Судно просто ходит по морю в ожидании найти пристанище для пассажиров и просто жгут топливо зазря.

На 8 мая религиозные организации собрали деньги, прикупили еды и воды, и на катере итальянской береговой охраны доставили это всё на борт судна. А вот новостей по высадке трудового десанта на берега Европы в количестве 79 штук — нет. Не нужны они там почему-то.

Эксперты говорят:

«Такие вот трагедии происходят в мире на фоне вирусной пандемии. Трагедия у людей, в Европы попасть не могут, хотя счастье то, вот оно, рядышком. А экипаж… да — тьфу на него. Как и на пароход, и на его груз. И, между тем, торговым судам в этом районе рекомендуется делать всё возможное, чтобы избежать участия в «спасательных операциях» такого рода. Выводите из строя двигатель, ломайте рулевку, но… спасать не надо»…

Источник: seafarersjournal

Добавить комментарий

Перейти к верхней панели