Пиар спас украинского моряка от смертной казни в Иране, но дома — лишил работы

Пиар спас украинского моряка от смертной казни в Иране, но дома — лишил работы

Чтобы спасти от смертельного приговора украинского моряка, который ему грозил в Иране за то, чего он не совершал, — надо было привлечь внимание общественности к ситуации. Это было сделано по максимуму и было результативно. В основном, благодаря резонансу истории моряка Андрея Новичкова иранские власти отпустили на свободу.

Громкое возвращение вплоть от посадки Андрея в самолет в Тегеране — до прилета в украинский аэропорт, пресс-конференция вместе с дипломатами почти не отходя от трапа самолета, встреча с бабушкой в Одессе с десятками журналистов, активистов, дипломатами и депутатами… Первые громкие интервью, сюжеты по его возвращению домой. И всё. Далее резонанс, который подняли в обществе для спасения моряка, теперь, уже на свободе и уже в Украине — сыграл против него. Он стал настолько «популярным» своей непростой ситуацией, что теперь остался на берегу и в ближайшем будущем море для него пока заказано.

Не по тому, что потерял квалификацию или не адаптировался после «иранской истории». Просто при трудоустройстве он постоянно получает отказы.

Напомним, что 17 января 2017 года в 08:37 на судне Arezoo (флаг Ирана, порт приписки Qeshm) произошел инцидент. Младший рядовой матрос Mohammad Bahranpoor, по национальности иранец, выпрыгнул за борт. Последним, кто его видел, был старший помощник капитана украинец Андрей Новичков. Так как на судне все, кроме Андрея, были мусульмане, — его нашли крайним, заподозрили к причастности к исчезновению моряка, а позже — предъявили обвинения в убийстве. Тело матроса до сих пор не найдено. Почти два года А. Новичков находится в неволе в Иране. Он трижды объявлял голодовку. В самом худшем случае абсолютно невиновному украинскому моряку грозила смертная казнь через повешение. Но, по счастливой случайности, и в преддверии выборов действующий на тот момент президент Украины лично позвонил бабушке Андрея и заявил, что её внук – на свободе. Андрея Новичкова обменяли на иранского студента-шпиона, которого ранее задержали в Харькове.

Сегодня Андрей Новичков говорит, что адаптировался после того, как почти два года находился в Иране и боролся за свою свободу. Он отдохнул, набрался сил и хочет работать, конечно же, по специальности. В своём крайнем и, получается, судьбоносном рейсе Андрей работал старшим помощником капитана.

Как сейчас у него обстоят дела с трудоустройством, узнал корреспондент морского портала Seafarers Journal.

Seafarers Journal: Андрей, как у Вас прошла адаптация?

Андрей НОВИЧКОВ: Адаптация прошла нормально, сижу сейчас на берегу, занимаюсь своими делами. Работы нет,  в рейс не ухожу, и на берегу ничего не предлагают. Мне немного помог депутат Сергей  Кивалов — устроил на работу. Сейчас я подрабатываю в морском училище, занимаюсь документами. Зарплата небольшая, но и это лучше, чем ничего.

Seafarers Journal: Как обстоят дела с трудоустройством по специальности?

Андрей НОВИЧКОВ: Я начал ходить по компаниям, делать запросы, чтобы пойти в рейс. Пока мне никто на запросы не дал ответ и не объяснил, по какой причине меня не берут на работу. Они и в моей последней должности (старпом) не могут меня взять и даже с понижением в должности. У них для меня нет предложений.

Мне кажется, если не знать, где я был эти два года, которые просто вычеркнуты из моей жизни и трудового стажа, получается, что всё это время я непонятно где «шарился». Всем просто всё равно, где и при каких обстоятельства эти годы был человек.

Seafarers Journal: У дипломатов остались к Вам ещё вопросы?

Андрей НОВИЧКОВ: Я от них хочу получить бумаги о том, что с меня сняты все обвинения. Чтобы со стороны Ирана официально закрыли дело и выдали мне подтверждение этого факта. На сегодняшний день мне никто ничего не дает, да и дело ещё официально не закрыли. Наши дипломаты говорят, что просят иранскую сторону об этом каждый раз, а иранцы – просто кормят обещаниями.

Я просил консула, связался с адвокатом, он пошел к судье, но пока что уголовное дело лежит у него на столе и оно ещё не закрыто.

Seafarers Journal: Может именно этот факт влияет на то, что Вам отказывают работодатели? Если на человека заведено уголовное дело, может, есть какие-то ограничения с выездом за границу? Правда дело то открыто в другой стране…

Андрей НОВИЧКОВ: Вы знаете, я уже съездил в Белоруссию. Меня никто не трогал, поездка состоялась. Но если мне ехать в сторону Ирана, то всё может быть… Если сейчас уходить в рейс, то надо конкретно знать маршрут судна, чтобы оно не заходило туда.

Скорее всего, проблема кроется не в открытом уголовном деле в Иране, эти всё можно обойти стороной. Сейчас незакрытое уголовное дело в отношении украинца, которого уже официально отпустили на свободу и он находится в Украине, — больше похоже на правовой казус нежели на причину для отказа в трудоустройстве. Уверены, что все крюинги и потенциальные работодатели, к кому уже обращался Андрей, даже и не знают о том, что в отношении него было и есть это уголовное производство.

Так получилось, что привлечение столь пристального внимания для спасения украинского моряка (петиции, статьи, сюжеты, акции протеста и т.д.) были результативными только когда он был в Иране. А по возвращению Андрея домой эта его популярность обернулась против него и негативно влияет на его трудоустройство.

Боятся? Да может и боятся, ведь, к примеру, если крюинг отправляет Андрея на работу, в СМИ появится информационный повод и они незамедлительно растрезвонят об этом и, естественно, укажут, какой такой хороший крюинг рискнул и трудоустроил моряка с «иранской историей». А тут не каждый крюинг захочет такой популярности, он будет лучше работать без привлечения лишнего внимания к себе, и в своём спокойном штатном режиме.

Могли ли поступить какие-либо указания не трудоустраивать моряка? А зачем, кому это надо? Моряком интересовались только, когда на нем хотели себе заработать дополнительные баллы высшее руководство нашей страны.

История действительно проблемная, которая сама нашла моряка: ведь в основе лежит пропажа/смерть иранского моряка, и ассоциируется она только с проблемой, поэтому отказ крюингов в трудоустройстве можно назвать своеобразной защитной реакцией от проблем, что ли…

Причина, кажется, лежит на поверхности всей ситуации: пиар во спасение моряка, у которого на кону стояла жизнь или смерть, — стал черным пиаром для его дальнейшего трудоустройства по специальности.

Но это только наши предположения, ведь причину никто не знает и не называет. Говорят, время способно лечить людей и расставлять всё на свои места. Верим, что оно и поможет Андрею работать по специальности. Может, надо просто подождать?..

Источник: seafarersjournal

Добавить комментарий

Перейти к верхней панели